Японский принцип Яниса Озолса



Директор больницы предлагает подчиненным побить куклу. С его лицом.

Рижская 1-я городская больница - старейшая в городе. В следующем году ей исполняется 200 лет. Чем не прекрасный повод для обновления и реконструкции? К юбилейной дате здесь начали готовиться давно. Сегодня практически завершена первая очередь реконструкции больницы, было освоено капвложений на 5 млн. латов. За последние пять лет многие корпуса и помещения поликлиники были полностью преобразованы. Справедливости ради надо заметить: в этом огромная заслуга директора больницы и депутата Рижской думы в одном лице - Яниса Озолса - Я всегда говорил: чтобы достать деньги на медицину, надо быть депутатом или другом депутата, - то ли в шутку, то ли всерьез уверяет меня директор больницы. - И я, честно признаюсь, только для этого в выборах и участвовал. Теперь я в думе ветеран, избирался уже четыре раза. Зато сегодня 1-я больница не хуже других, более современных медучреждений. А по темпам развития мы бесспорно - лидеры.

Директор подводит нас к большому макету больничного городка. Так сегодня он и выглядит. Современные отремонтированные корпуса соединены прозрачными переходами. Новое приемное отделение. Все продумано до мелочей, чтобы быстро принять больного и оказать ему необходимую помощь. Девять из десяти пациентов попадают сюда на "скорой помощи", когда счет идет буквально на минуты, а то и на секунды. Жертвы несчастных случаев, все виды колотых, резаных, стрелянных ран, тяжелейшие комбинированные травмы - и все это каждый день.

Рассказывают: как-то хирург отделения с хронометром отследил по отдельным эпизодам, как "работают" киногерои известного американского сериала о скорой помощи и сравнил со скоростью наших медиков. Так по темпам наши практически не отставали от американцев. И это было приятно.

Кто здесь главная персона.

Сегодня рижская больница оснащена самым современным и уникальным оборудованием, о котором еще недавно медики только в научной литературе читали. Но главной своей гордостью Янис Озолс считает клиническую центральную лабораторию - одну из лучших в Латвии. Здесь установлен самый современный из имеющихся в медицине биохимический анализатор, с помощью которого можно оперативно сделать любой из 200 различных биохимических или микробиологических анализов. Лаборатория работает круглосуточно, обслуживая и другие больницы и поликлиники. Трудится здесь 60 специалистов.

Всего же персонал больницы - 1150 человек, из них 300 - врачи, 410 - медсестры - У нас нет проблемы преемственности поколений и, думаю, еще лет 10-15 не предвидится, - рассказывает Озолс. - И если уж говорить, чем я могу гордиться, то надо сказать о коллективе. У нас он самый лучший. Хотя поначалу ко мне отнеслись с некоторой настороженностью. Как подружиться с коллективом и не быть при этом своим парнем? Я и сейчас не свой парень, и не отец-кормилец. Я - директор. Но на всю жизнь запомнил, как мой научный руководитель московский профессор Лукомский спрашивал студентов на первой лекции: "Кто самый главный человек в больнице? Главный врач? Медсестра? Нянечка? Швейцар? Нет, все это неправильно. Главная персона в больнице - лечащий врач, а все остальные только для того, чтобы помогать ему лечить больных".

Поэтому и я для себя определил, для чего нужен в больнице директор. Первое - чтобы обеспечить лечащих врачей лучшими условиями работы. Второе - организовать сотрудничество между подразделениями и всеми работниками. И третье - осуществлять надзор за порядком, в случае необходимости принимать меры, в том числе непопулярные. И именно в такой последовательности.

Даешь резинового Озолса!

...Пятница, утро. Директор в реанимации. Все в порядке, но он должен быть в курсе событий. Это самая "горячая" точка в больнице. Там концентрируются все проблемы и актуальные задачи. После утренней врачебной конференции здесь вместе с ним собираются ведущие специалисты. Обычно все 18 койко-мест в реанимации заняты. Шесть-семь человек находятся под системой искусственного дыхания. Кто-то после операции на сердце, кто-то после травмы головы - На врачебном обходе я не главное действующее лицо. Я не даю указаний и не влияю на события. Для этого здесь есть те, кто осуществляет лечение. Но, конечно, бывает, что и я выскажу свое мнение, все-таки был доктором медицинских наук. Но, находясь на административном посту, мне надо помнить, что именно "был". Иначе не избежать насмешек коллег. В хирургии они ушли дальше меня, я отношусь к этому с пониманием. Но наши поля пересекаются... Меня часто спрашивают: тебе не жалко, что ушел из хирургии? Ведь я уже года два не оперирую, хотя сертификат хирурга еще действителен.

На этот случай у Яниса Озолса заготовлено два ответа. Один - чтобы отделаться от назойливых журналистов: в Латвии сегодня больше хороших хирургов, чем опытных руководителей и организаторов. Другой - для тех, кто его понимает - Когда я захожу в операционный зал, то вдыхаю до боли знакомый каждому хирургу запах ...чувство горечи, конечно, есть. Поэтому без особой нужды стараюсь здесь не появляться. Я полностью доверяю людям, с которыми работаю. Каждый из них отвечает за свой участок. И они это хорошо знают. Да, приходилось и выговоры объявлять, и увольнять людей. Как же без этого? Иногда надо быть жестким... Понимаю, что это нравится далеко не всем. Конечно, я не проводил опросы среди персонала и не выяснял, довольны ли они своим руководителем. Мне, кстати, нравится решение проблемы с начальством у японцев, которые устанавливают куклу босса, чтобы подчиненные могли иногда ее полупцевать. Я бы тоже поставил для них такого резинового Озолса - Вы думаете, вы бы тоже получали по морде?

- Ну, конечно!.. Пусть уж лучше так разряжаются, если надо.

Сам Янис долгие годы проработал в неотложной хирургии. Случались в его практике самые тяжелые моменты для любого врача - когда умирал больной. Когда он был совсем молодым хирургом, в таких случаях не мог придумать ничего лучшего, как напиться до бесчувствия. С годами понял: врач не может умирать с каждым своим пациентом. Надо жить, чтобы помочь следующему больному. Хотя бывает, что врач и 20-30 лет отработал, а к смерти так и не смог привыкнуть. Чаще всего именно так и бывает...

Главный врач называет еще один показатель работы больницы - из технической области. Здесь самый короткий средний койко-день - 6,5 дня. Только не надо думать, что здесь стали выписывать пациентов по ускоренной схеме - из экономии средств. Как говорит директор, больного можно выписать только тогда, когда это можно. А вот сократить предхирургический период, быстро провести обследование и начать лечение, вполне реально. Чего им в больнице как раз и удалось добиться. Раньше как бывало. В пятницу в больницу лучше не попадать - все равно на выходные тебе практически ничего делать не будут. Теперь все так отрегулировано, что обследование проводится в максимально короткие сроки и тут же начинается лечение.

Дорогая "неотложка".

Что сегодня больше всего волнует директора больницы? Отвечая на этот вопрос, Янис Озолс даже не попытался быть оригинальным - Конечно, деньги. И то, как средства распределяются по больницам. На мой взгляд, очень непродуманно и неравномерно. Вот возьмем нашу больницу - 30 тысяч больных в год. Государство определило нам годовой бюджет - 4 млн. латов. Для сравнения, больница "Гайльэзерс" - 40 тысяч больных в год. Бюджет 6,5 млн. латов. Больница им. П.Страдыня - 40 тысяч больных в год. Бюджет - 13 миллионов. Как тут расчеты делались, из чего исходили, непонятно.

Другой очень важный момент. На неотложную помощь больнице выделяется значительно меньше средств, чем на плановую. Здесь нет абсолютно никакой логики! Расходы на оказание помощи неотложным больным значительно больше. Мы года полтора назад провели исследование - изучили 4 тысячи случаев со схожими диагнозами, но часть больных были неотложными, поступившими со "скорой помощи", а часть - в плановом порядке. Наши расчеты показали, что с одного планового больного больница имеет 3 лата прибыли. А с неотложного - 8 латов убытков!

В Рижской 1-й городской больнице 90% больных - неотложные. И именно их они обязаны принимать в первую очередь. Случается, что плановых и положить негде. Так было нынешним летом, когда прием таких больных был временно прекращен.

Транспортные бригады все это хорошо знают, но знают они также и то, что в 1-й больнице при приеме больного не будет никаких проволочек, сюда доставляют всех нуждающихся в экстренной помощи. Разве это не свидетельствует о доверии к больнице и персоналу?

- Да, конечно, но на квалификацию врачей это влияет негативно. У них почти нет возможности работать с плановыми больными. Это отражается и на финансовом благосостоянии врачей. Не секрет, что именно плановые больные свою благодарность за выздоровление, избавление от тяжелого недуга нередко выражают в денежном вознаграждении. Мне не стыдно об этом говорить. Мне стыдно классному врачу платить зарплату в 150 латов, а ему стыдно ее получать... О медсестрах вообще не говорю. Конечно, их у нас постоянно не хватает. Сегодня, чтобы работать медсестрой на ставку 80 латов, надо иметь богатого мужа или какие-то дополнительные источники дохода.. ***.

Не секрет, что именно плановые больные свою благодарность нередко выражают в денежном вознаграждении. Мне не стыдно об этом говорить. Мне стыдно классному врачу платить зарплату в 150 латов, а ему стыдно ее получать... О медсестрах вообще не говорю. Конечно, их у нас постоянно не хватает. Сегодня, чтобы работать медсестрой на ставку 80 латов, надо иметь богатого мужа или какие-то дополнительные источники дохода...

Автор: Алла БЕРЕЗОВСКАЯ, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha